Позиция Главного налогового ведомства по ряду вопросов, связанных с уплатой спецводосбора, а точнее — с освобождением от его уплаты, наконец-то обрела статус Обобщающей налоговой консультации (утверждена приказом ГНСУ от 21.12.2012 г. № 1180).

Основные выводы такие:

1.  Кодексом не предусмотрен механизм исключения водопользователя из числа плательщиков сбора в случае, когда такой плательщик в отчетном периоде, кроме объемов воды для удовлетворения исключительно собственных питьевых и санитарно-гигиенических нужд, использовал объемы воды для удовлетворения каких-либо иных нужд. А потому если объемы воды используются и для удовлетворения питьевых и санитарно-гигиенических нужд, и для каких-либо иных нужд, водосбор уплачивается в общем порядке за весь объем фактически использованной воды.

2. Если субъект хозяйствования (в том числе единоналожник) <…> предоставляет в аренду собственное помещение, в котором арендатор использует воду для удовлетворения исключительно собственных питьевых и санитарно-гигиенических нужд, ни арендодатель, ни арендатор плательщиками сбора не являются.

3.  Если арендатор, не заключивший договор с водоканалом, использует воду не только для собственных питьевых и санитарно-гигиенических нужд, арендодатель платит сбор за весь фактический объем использованной воды.

4. Субъекты хозяйствования, использующие воду исключительно для собственных питьевых и санитарно-гигиенических нужд, могут не подавать отчетность по спецводосбору, начиная с третьего квартала 2012 года.

Позитивная сторона ОНК

ГНСУ признала, что использование воды арендатором не приводит автоматически к тому, чтобы она считалась используемой не для собственных питьевых нужд. Иначе говоря, у субъектов хозяйствования, сдающих помещения в аренду, появилась надежда на то, что им не придется вступать в дебаты с налоговыми инспекторами, доказывая, что передача недвижимости в аренду еще не говорит о том, что вода используется в производственных целях.

Второй положительный момент: признание того факта (пускай и несколько запоздалое признание), что уже за третий квартал 2012 года субъекты хозяйствования, использующие воду только для питьевых и сангигиенических нужд, могли не подавать декларацию по спецводосбору. Причем, ГНСУ не обмолвилась ни словом о том, что обязанность отчитываться отпадает при условии, что субъект хозяйствования направил в налоговый орган письмо с уведомлением об отсутствии у него объекта налогообложения. Это объясняется следующим. Необходимость направлять подобное уведомление предусмотрена для случаев, когда лицо является плательщиком того или иного налога, но по каким-то причинам в отчетном периоде у него отсутствует объект налогообложения (к примеру, лицо занимается производственной деятельностью, в которой использует воду, но в течение всего отчетного периода деятельность не велась и вода не использовалась, о чем предоставлены подтверждающие документы от водоканала). В этом случае  налогоплательщик может либо подать отчетность с прочерками, либо направить указанное уведомление об отсутствии объекта налогообложения.

Мы же имеем дело с иной ситуацией: в силу произошедших изменений в законодательстве субъект хозяйствования, использующий воду только для питьевых и санитарно-гигиенических нужд, уже не охватывается понятием плательщика спецводосбора, а значит — и обязанности налогоплательщика по этому виду налоговых обязательств, в том числе по подаче отчетности, с него сняты. Дополнительно уведомлять об этом налоговиков необходимости нет.

Негативная сторона ОНК

1. ГНСУ настаивает на том, что если вода используется как для питьевых + санитарно-гигиенических нужд, так и для производственных целей, платить надо за весь объем воды. Вина во много лежит на законодателе: он вместо того, чтобы исключить из объекта налогообложения используемую для непроизводственных целей воду, изменил состав плательщиков спецводосбора. Поэтому формальные основания у налоговиков для такого нежелательного вывода есть. Надежда лишь на суды: если они при решении подобных налоговых споров будут обращаться к здравому смыслу, а не строить свою аргументацию на буквальном прочтении норм НКУ, у тех налогоплательщиков, которые смогут предоставить доказательства того, что они используют отдельные счетчики для фиксации объемов воды, используемой для питьевых + санитарно-гигиенических нужд, и отдельные — для производственных целей, будут шансы на победу.

2. ГНСУ в очередной раз уклонилась от изложения своего взгляда на вопрос о том, какое использование следует считать использованием для СОБСТВЕННЫХ нужд. Это должны быть только работники предприятия или это могут быть в том числе его клиенты, осталось невыясненным.

3. В части аренды оговорка ГНСУ о том, что от уплаты спецводосбора освобождается арендодатель, сдающий СОБСТВЕННОЕ помещение в аренду, при условии, что арендатор не использует воду в производственных целях, наверняка даст толчок к дебатам о последствиях передачи помещения в субаренду.