Интересное решение ЕСПЧ (спасибо ILF за перевод на украинский и спасибо Андрею Кристенко за интересную практику). Дело касалось права на повышенный размер пенсий для детей войны. Если помните, специальный Закон предусматривал повышение на 30%, но Законами о госбюджете на 2006, 2007 и 2008 годы действие данной нормы приостанавливалось. В 2006 г. было предусмотрено, что соответствующие доплаты должен определить Кабмин, но он этого так и не сделал. В 2007 и 2008 годах нормы Закона о госбюджете, приостанавливавшие действие повышающих пенсию статей, признавались Конституционным Судом неконституционными (поскольку, по мнению КСУ, Закон о госбюджете не должен вносить изменения в другие законы, у него специальный предмет регулирования — вопросы госбюджета).
Но вопрос о повышенном размере пенсии был интересен еще и в свете ст. 22 Конституции Украины. В Национальной академии правовых наук Украины в июне 2011 года проходил круглый стол, специально посвященный вопросу о том, как понимать запрет на сужение содержания и объема существующих прав и свобод. Заявители в этом деле тоже ссылались на ст. 22 Конституции. Но ЕСПЧ этому аргументу не внял, не посчитав, что данная статья в этой ситуации давала основания говорить о законных ожиданиях на тот самый повышенный размер пенсии и его последующую неизменность. ЕСПЧ фактически указал на то, что приостанавливая действие норм, дающих право на повышенный размер пенсии, государство не нарушило права заявителей.
Отдельная оговорка по поводу возможности изменения других законов Законом о госбюджете. Позиция ЕСПЧ такая: «Конституційний Суд критично оцінив правову техніку Парламенту, що була застосована для цих конкретних змін; однак парламент, обраний у демократичному порядку, все ж має право вільно обирати форму реалізації законотворчої функції у відповідності із Конституцією і у виборі розміру соціальних виплат за конкретний період.»
Единственное, в чем увидел нарушение Суд: в бездействии государства — Кабмин должен был определить в 2006 году размер и порядок выплат, но не сделал этого. К вопросу о позитивных обязательствах государства.
Само решение на украинском, повторюсь — благодаря ILF, здесь  http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-146231