Жизнь нашего общества в течение последних трех с небольшим месяцев сами ее участники оценивают по-разному. Но в чем точно готовы согласиться все: появилась гражданская позиция и желание ее высказывать, и даже приводить в действие. Общество проснулось от спячки равнодушия и неведения, очнулось и обнаружило в себе готовность давать оценку происходящему. И теперь живет в этом новом качестве — гражданско активного общества.

Говоря языком синергетики, мы в точке бифуркации. В естественных науках в таких случаях указывают на критическое состояние системы, точку перехода от хаоса к порядку, момент оформления, возникновения нового порядка, завершающий период развития системы в режиме с обострением, выбор одной из целого веера бурно расширявших свою активность тенденций. «Такой период в развитии системы, когда прежний устойчивый, линейный и предсказуемый путь развития системы становится невозможным, это точка критической неустойчивости развития, в которой система перестраивается, выбирает один из возможных путей дальнейшего развития».

Для государства нахождение в такой точке — точке критической неустойчивости — таит и вполне очевидные угрозы. Обостряются определенные внутренние проблемы. И тут уж «ничто не ново под луною, что есть, то было, будет ввек», у других игроков на международной арене появляется непреодолимое, и видимо, во многом инстинктивное желание воспользоваться такой временной слабостью..

Ситуация в Крыму заставила меня вспомнить один отрывок из дискуссии героев повести А. П. Чехова «Три года»:

«— … Достиг же ученый того, что у него кошка, мышь, кобчик и воробей ели из одной тарелки, и воспитание, надо надеяться, будет делать то же самое с людьми. Жизнь идет всё вперед и вперед, культура делает громадные успехи на наших глазах, и, очевидно, настанет время, когда, например, нынешнее положение фабричных рабочих будет представляться таким же абсурдом, как нам теперь крепостное право, когда меняли девок на собак.

— Это будет не скоро, очень не скоро.. очень не скоро, когда Ротшильду покажутся абсурдом его подвалы с золотом, а до тех пор рабочий пусть гнет спину и пухнет с голоду. Ну, нет-с. Не ждать нужно, а бороться. Если кошка ест с мышью из одной тарелки, то вы думаете, она проникнута сознанием? Как бы не так. Ее заставили силой».

Международное право даже более чем национальное зависит от той самой культуры, или, если хотите, воспитанности, адресатов своих предписаний, от добровольного соблюдения ими соответствующих норм и принципов. Дабы не прибегать к силе. Но, как мы смогли убедиться, отдельные субъекты международного права по-прежнему не могут справиться с животными инстинктами. Культура не та.

Если перенестись в исключительно юридическую плоскость, то референдум в Крыму, на котором ставится вопрос об отделении от Украины, изначально неправомерен. Одного факта вынесения подобного вопроса на референдум достаточно, чтобы дать ему такую юридическую оценку. Можно даже не приводить других аргументов — о недопустимости присутствия военных иностранного государства на территории Автономии и проведения референдума в таких условиях, о несоответствии Конституции Украины, согласно которой вопросы об изменении территории решаются исключительно на всеукраинском референдуме и проч.

В международном праве считают общеизвестным постулат о том, что право нации на самоопределение может быть реализовано в форме отделения и создания нового независимого государства лишь в двух случаях: (1) в ситуации пост-колониального государства (как указывают: имеет место иго и эксплуатация иностранного государства), (2) в ситуации, когда имеют место повторяющиеся в течение длительного периода факты серьезных нарушений прав представителей национального меньшинства, вплоть до физического уничтожения. Во всех других случаях право нации на самоопределение должно реализовываться в других формах, не претендующих на отделение от государства. Этого требует необходимость соблюдения государственного суверенитета и территориальной целостности государств, стабильности международных отношений.

Как указывают авторы брошюры «THE RIGHT OF PEOPLES TO SELF-DETERMINATION AND TO PERMANENT SOVEREIGNTY OVER THEIR NATURAL RESOURCES SEEN FROM A HUMAN RIGHTS PERSPECTIVE» (Право народов на самоопределение и неотъемлемый суверенитет над своими природными ресурсами с точки зрения прав человека), в Уставе Организации Объединенных Наций и в декларациях, принятых в 1960-х и 1970-х годах право на самоопределение было закреплено для того, чтобы создать правовую основу для самоопределения колонизированных народов. Во всех других случаях право нации на самоопределение реализуется внутри государства, в котором такая нация проживает. И лишь при чрезвычайных обстоятельствах может приобретать форму отделения и создания нового независимого государства.

Крым же, якобы претендующий на самоопределение, не только не подпадает ни под один из названных случаев, но еще и должен обосновать, что его население может претендовать на то, чтобы называться тем самым people (народом, нацией), который и выступает субъектом данного права.

На одной из конференций, организованных в свое время ЮНЕСКО, прозвучал следующий тезис: «.. если государство и сменявшие в нем друг друга правительства неоднократно и в течение длительного периода угнетали нацию, нарушили права человека и основные свободы, исключали представителей национального меньшинства из процесса принятия решений, особенно по вопросам, затрагивающим благосостояние и безопасность людей, подавляли культуру, религию, язык и другие атрибуты личности, ценные для представителей нацменьшинства, и если другие средства достижения достаточной степени самоуправления были опробованы и достичь прогресса не удалось, то вопрос об отделении может быть поставлен как средство для восстановления основных прав и свобод и поощрения благосостояния народа. Это право может рассматриваться как аналог права на последнее прибежище в виде восстания против тирании и угнетения, упомянутое в преамбуле к Всеобщей декларации прав человека»  (http://www.unpo.org/downloads/THE%20IMPLEMENTATION%20OF%20THE%20RIGHT%20TO%20SELF.pdf).

Напрашивается аналогия из частного права, но я бы это правило считала общим принципом любого правового регулирования, основанного на договоре: основанием для одностороннего расторжения договора может служить только существенное нарушение условий второй стороной договора. К положениям Конституции как к форме закрепления некого сложившегося в обществе компромисса (а в идеале — консенсуса) в отношении основополагающих принципов политической организации жизни общества, ее правового регулирования, вполне, на мой взгляд, применима такая аналогия. И пока государство со своей стороны существенных нарушений данного договора не совершает, национальные меньшинства, как одна из сторон общественного договора, не вправе его расторгать в одностороннем порядке. Если есть такое желание, должны вестись переговоры об изменении условий договора или же о его расторжении по обоюдному согласию.

И напоследок. Позиция одного из судей Международного суда ООН: … расовая либо этническая отдельная группа в государстве, даже если она признается народностью для целей самоопределения, не имеет права на одностороннее отделение просто потому, что хочет создать свое собственное отдельное государство, даже если бы это было пожеланием всей группы. Наличие такого общего права в международном праве свело бы на нет территориальный суверенитет и целостность государств и привело бы к бесконечным конфликтам и хаосу в международных отношениях.
… Thus a racially or ethnically distinct group within a State, even if it qualifies as a people for the purposes of self-determination, does not have the right to unilateral secession simply because it wishes to create its own separate State, though this might be the wishes of the entire group. The availability of such a general right in international law would reduce to naught the territorial sovereignty and integrity of States and would lead to interminable conflicts and chaos in international relations. (p. 10 SEPARATE OPINION OF JUDGE YUSUF)
P.S. Позицию самого Суда не озвучиваю не потому что она другая, а потому что перед ним не ставился вопрос о соответствии провозглашения независимости территории принципам и нормам международного права в принципе. Дело, по которому высказался судья, это дело по Косово. И Суд тогда ограничился исключительно конкретной его ситуацией, которая очень и очень отличается от нашей. Настолько, что аналогий быть не может. Тот самый судья, кстати, очень сожалел, что Суд решил не рассматривать такой важный аспект вопроса, как определение масштаба и нормативного содержания постколониального права на самоопределение. «Это позволило бы предотвратить неправомерное использование этого важного права группами, способствующими этническим и племенным разногласиям внутри существующих государств», — как в воду смотрел. Быстро смогла найти текст только на английском. http://www.icj-cij.org/docket/index.php?p1=3&p2=4&k=21&case=141&code=kos&p3=4
Я уже не говорю о том, что право на самоопределение по своей сути не может предполагать отделение от одного государства путем присоединения к другому.