21 марта 2013 года прошло очередное заседание Харьковского юридического общества. С докладом «Источники гражданского процессуального права: традиции и инновации» выступил к.ю.н., доцент кафедры гражданского процесса Национального университета «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого» Сергей Владимирович Васильев.

Основные тезисы доклада были следующими.

1. Под источниками гражданского процессуального права понимаются формы права, в которых закреплены правила поведения, регулирующие порядок осуществления правосудия по гражданским делам. Оговорка важная в свете разных подходов к пониманию самого процессуального права в целом и гражданского процесса в частности (обзор самих подходов —  «Соотношение материального и процессуального в праве»). Такое определение источников позволило сразу очертить предмет научного интереса, сосредоточившись исключительно на определении тех источников, которые должны регламентировать порядок осуществления судопроизводства, а не, скажем, любую процедуру реализации гражданских прав и обязанностей, или, например, порядок внеюрисдикционной защиты прав (например, через нотариуса).
Считаю, что на этом этапе дискуссии о правильности либо неправильности подобного подхода быть не должно. Ведь речь идет только о том, что мы договариваемся о значении используемых нами терминов. И докладчик сразу делает оговорку, что в своем докладе будет говорить лишь о формах закрепления правил осуществления гражданского судопроизводства.

Хотя по поводу самого понимания процесса и процедуры, а также критериев отграничения гражданского процесса от других смежных понятий в ходе обсуждения вопросы возникли. Так, к.ю.н. Д.А. Вовк поинтересовался у докладчика, является ли нотариальный процесс (несудебный и неюрисдикционный) собственно процессом, и получил утвердительный ответ. В отношении критерия, который позволяет отграничить гражданский процесс от других видов судопроизводства, докладчик таким критерием назвал исковую форму защиты права. То есть любой процесс, который может быть инициирован по иску заинтересованного лица, является гражданским, что несколько размывает суть самого исследуемого явления. Ведь в основе админпроцесса — тоже иск.

2. Как отметил докладчик, система источников гражданского процессуального права должна рассматриваться сквозь призму вопроса о приоритете либо справедливой, либо формальной процедуры. Как потом показало обсуждение доклада, участники сообщества этот тезис поняли по-разному. Так, д.ю.н., проф. С.П. Погребняк обратил внимание, что законодатель должен стремиться к тому, чтобы отраженная им в нормах правах процедура (в терминах докладчика — формальная процедура) приводила к справедливому результату. В идеале так быть и должно: к примеру, процесс судебного рассмотрения дела предполагает состязательность сторон как процедурную гарантию того, что обстоятельства дела таким образом будут исследованы наиболее полным образом и суд сможет учесть аргументы обеих сторон дела, а это в свою очередь обеспечит объективное решение спора. Возможность апелляционного и кассационного обжалования — также процедурная гарантия, которая сама по себе не может обеспечить справедливое разрешение дела, однако существенно способствует этому. Иначе говоря, при наличии надлежащей формальной процедуры ее соблюдения должно быть достаточно, чтобы легитимизировать результат, то есть чтобы вынесенное по ее результатам решение считалось справедливым. Таким образом, понятие формальной и справедливой процедуры совпадет.

Но как мне кажется, если речь идет о противопоставлении формальной и справедливой процедур, то в фокусе оказывается как раз та ситуация, когда соблюдение формальной процедуры приводит к явно несправедливому результату. Да, мы говорим о том, что по общему правилу, должно быть достаточно соблюдения формальной процедуры (если мы не ставим под сомнение ее правовой характер, не говорим о ничтожности или оспоримости закрепленных в ней правил — «Недействительность правовых актов»), чтобы согласиться со справедливостью его результата, хотя бы в силу требования правовой определенности. Спорная ситуация в какой-то момент должна быть исчерпана, она не может сохранять статус спорности неограниченно долго. Но как должен поступить суд, если соблюдение формальных правил приводит к явно несправедливому результату? Может ли он отказаться от применения процессуальной нормы, сославшись на ее несправедливость?

По мнению докладчика, может, но только если это, опять же, прямо допускает законодатель. То есть только в той ситуации, когда формальное правило оставляет простор для усмотрения судьи. Если перефразировать, то данная позиция может звучать так: contra legem в судебном процессе не место. На мой взгляд, спорное утверждение. Если, к примеру, предположить, что норма процессуального закона обязывает суд удовлетворить любое ходатайство об истребовании доказательств или о переносе дела, не оставляя простора для усмотрения суда. Но если при этом суд понимает, что формальное следование данному предписанию неоправданно затягивает процесс рассмотрения дела и участник спора явно злоупотребляет своими процессуальными правами, то приоритет должен быть отдан не формальной, а справедливой процедуре.
Интересен, конечно, в этой связи вопрос о пределах такой свободы суда в отказе от формальной процедуры. Безусловно, подобные отступления должны быть исключением. И, конечно, мы понимаем, что гарантией справедливости такого отступления будет все та же формальная процедура, а именно — контроль со стороны высших судебных инстанций. Если сторона в деле будет считать, что ее права были нарушены в связи с тем, что суд не выполнил формальные требования к порядку рассмотрения дела, она может обратиться в суд более высокой инстанции, чтобы защитить их там.

3. Но позиция докладчика, проявившаяся в его ответе на вопрос о соотношении формальной и справедливой процедуры путем обращения к воле законодателя, нашла отражение и при раскрытии самой системы источников права. По сути, докладчик говорил о том, что источником процессуального права мы можем считать лишь те его формы, которые признал законодатель путем закрепления соответствующей нормы в кодексе либо другом нормативно-правовом акте. Так, в частности, докладчик готов признать источником процессуального права принципы права, но лишь те, которые нашли формальное закрепление в тексте нормативного акта. Докладчик признает источником гражданского процессуального права международные акты, ратифицированные парламентом, но делает это через ссылку на ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Украины. Хотя принципы права имеют силу источника и выполняют функцию регулирования общественных отношений и не будучи формально закрепленными в тексте нормативных актов. А международные договоры, согласие на обязательность которых дано государством, становятся источником его внутринационального права и без отдельного упоминания об этом в текущем законодательстве, в частности в ГПК.
Были также в качестве дискуссионных озвучены вопросы о подзаконных актах как источнике гражданского процессуального права, роли судебной практики, нормативно-правовом акте и правовом обычае как возможных формах закрепления норм гражданского процесса. Следует отметить, что большей частью дискуссионность могла бы быть снята, если бы в основе рассмотрения подобной проблематики лежали выводы общей теории государства и права. К сожалению, часто имеем ситуацию, когда вопросы, уже решенные на уровне общетеоретических положений юридической науки, науки отраслевые пробуют решить заново, причем используя только свой отраслевой инструментарий и не выходя на уровень общей теории права. В результате, вопрос не только не решается, но и возникает ряд новых проблем, среди которых в том числе несогласованность юридической терминологии. Примером стало понимание докладчиком нормативно-правового договора как источника права. Теория права понимает под нормативно-правовым договором двух- либо многостороннее соглашение, которое устанавливает, изменяет либо отменяет нормы права. В докладе же под нормативным предлагалось понимать договор между двумя конкретными сторонами отдельного судебного спора.

4. Заявленная тема об источниках гражданского процессуального права поставила перед участниками обсуждения вопрос, озвученный к.ю.н., доц. Д.В. Лукьяновым: есть ли специфика в источниках именно гражданского процессуального права по сравнению с другими отраслями права? И можно ли, к примеру, вывести определенные общие закономерности, характерные для развития источников процессуального права в целом? Какие особенности могут отличать источники процессуального права от источников материального права? Можно ли говорить об общих тенденциях развития источников тех отраслей процессуального права, которые обслуживают частноправовые отрасли материального права (гражданский и хозяйственный процесс), и о их отличии от процессуальных отраслей, привязанных к публичноправовым отраслям материального права (уголовный и административный процесс)?
Как пример: нормативно-правовой договор, видимо, скорее может быть признан источником гражданского либо хозяйственного процесса, нежели уголовного или административного.
Должна быть специфика и в том, как должен поступать судья в случае пробела в процессуальном праве, к какому источнику прибегнуть.

P. S. Во время доклада С. В. Васильев упомянул о Международном конгрессе процессуального права как форуме, на который собираются процессуалисты со всего мира. В последний раз такая встреча проходила 18-21 сентября 2012 года в Москве с заявленной темой «Гражданский процесс в межкультурном диалоге: Евразийский контекст». Программа, конечно, впечатляет http://iapl2012.com/wp-content/uploads/2011/07/program_rus.pdf