Признаюсь, тема «Гражданское общество» для ее обсуждения в студенческой аудитории у меня всегда вызывала некоторую растерянность. Да и вне ее тоже. Во-первых, масштабность, как в идейном плане, так и просто в свете всего написанного о гражданском обществе, во-вторых, непредназначенность для строгих юридических формул, к которым можно было бы свести идею гражданского общества, казалось, делает невозможным сколь-нибудь конструктивное обсуждение данной проблематики. Единственной целью становилось донести саму суть, интуитивно натолкнуть на понимание не совсем юридической, но необходимой для правового регулирования в современном мире концепции.

В минувший четверг (28.02.2013) прошло заседание юридического сообщества под руководством д.ю.н, проф. Сергея Ивановича Максимова. (Сделаю небольшое отступление. Юридическому сообществу вот уже 20 лет, и его работа представляет собой регулярные встречи ученых, преподавателей, студентов для обсуждения различных вопросов юридической науки и практики). В этот раз темой обсуждения стало «Гражданское общество в украинском контексте«. Докладчик — к.ю.н. Григорий Валерьевич Берченко, ассистент кафедры конституционного права Украины Национального университета «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого». Доклад получился глубоким, интересным и очень информационно насыщенным. А потому — спровоцировал живую и долгую дискуссию.

Основная идея докладчика заключается в том, что все существующие подходы к определению гражданского общества можно свести к трем условным группам.

Первую будут представлять те ученные, которые гражданским обществом называют определенный уровень, этап развития общества в целом, в том числе государства. Мало интересный для юристов подход, который скорее имеет право на жизнь в рамках социологических исследований,  но для целей формирования оптимального взаимодействия общества, государства и права мало применимый.

Вторая группа подходов — подходы, в рамках которых гражданское общество противопоставляется государству. Суть этого подхода заключается в том, что гражданское общество, собственно,  и возникает как противовес государству, стремится не дать государству посягнуть на те сферы жизни человека, которые должны быть неприкосновенны для государства. Иначе говоря, в рамках такого подхода гражданское общество, если воспользоваться приемами логики, — это всё, что не государство.

И наконец-то третья группа подходов. В нее докладчик включил взгляды тех ученых, которые гражданским обществом называют определенную сферу жизни общества, в которой его члены могут совместно реализовывать некий общий интерес независимо от государства. Этот интерес может быть как связан с государством (например, осуществление контроля за ним), так и никаким образом с государством не пересекаться (например, клуб любителей футбола и т.п.). Но кроме такой сферы гражданских интересов, которая и составляет гражданское общество, существует сфера семейной жизни, сфера экономических отношений. Таким образом, общество в рамках такого подхода, не оказывается разделенным на два противостоящих друг другу института — государства и гражданского общества. Однако наиболее активная его часть, имеющая потребность в коммуникации не в силу желания получить прибыль или не по причине родства, образует сферу гражданского общества.

В целом соглашаясь с таким подходом, с одной высказанной в ходе доклада и потом отстаиваемой докладчиком во время обсуждения мыслью я согласиться не могу. Григорий Валерьевич говорит  о том, что гражданское общество — это не просто сфера некой активной гражданской позиции, но это сфера добровольных ассоциаций. Причем ассоциаций, прошедших регистрацию в предусмотренном порядке.

Если исходить из такого подхода, то получается, что мы доверяем государству очерчивать границы существования гражданского общества. По сути, признавать или не признавать то или иное объединение людей, форму их коллективной активности институтом гражданского общества либо неким образованием, такого статуса не имеющим.

Думаю, что подобный ход рассуждений рассчитан на очень добросовестное государство. А ведь сама идея гражданского общества основана как раз на обратном: на идее о том, что государство — это вечная угроза просто в силу той объективной причины, что оно наделено властью и аппаратом принуждения, а значит — находится перед соблазном злоупотребления ими. Гражданское общество возникает как сила, которая может противостоять государству. А потому может существовать независимо от того, признает государство его существование путем той или иной процедуры (регистрации или любой другой) или нет. Как сказал в завершении заседания юридического сообщества Всеволод Владимирович Речицкий (по меткому выражению проф. Станислава Петровича Погребняка, классик свободы), гражданское общество — это неформальный стиль жизни этого общества. Если государство — это всегда определенная форма, то гражданское общество не может быть загнано в какие-либо формы. Тем более, в формы, установленные тем самым государством.