15-16 октября в Берне проходила конференция, название которой можно перевести примерно так: «В стремлении к равному доступу к правосудию для женщин».
Среди выступавших – судья Евросуда, вице-председатель Евросуда в отставке, руководитель Генеральной дирекции демократии Совета Европы, Президент Европейской Комиссии по эффективности правосудия, Президент GREVIO (новый мониторинговый орган, созданный в соответствии со Стамбульской конвенцией), член Комитета ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, глава одной из секций Офиса Верховного Комиссара ООН по правам человека, эксперты из Швейцарии, Австрии, Бельгии, Аргентины, Испании, Голландии… и многие другие.
За два дня, конечно, было сказано многое. Страница конференции с презентациями и даже некоторыми выступлениями тут
http://www.coe.int/…/2015_BerneConfAcc…/List_speeches_en.asp
Мне больше всего понравились презентации Терезы Марчиори (консультант UN Women)
http://www.coe.int/…/2015_Berne…/Presentations/MARCHIORI.pdf — в целом об индикаторах доступности правосудия, и в частности доступности правосудия для женщин
Лизбет Стевенс (заместитель директора Института равенства женщин и мужчин, Бельгия) http://www.coe.int/…/2015_Bern…/Presentations/STEVENS_en.pdf — об опыте Бельгии, принявшей закон против сексизма
Вероники Бирги (представитель офиса Верховного Комиссара ООН по правам человека) http://www.coe.int/…/2015_BerneConf…/Presentations/BIRGA.pdf — о юридической гендерной стереотипизации.

Наиболее запомнившиеся моменты.
1. В целом о доступности правосудия. Вице-председатель ЕСПЧ в отставке Францоиз Тулкенс назвала доступность правосудия наиболее важным условием эффективности прав человека, правом, которое выступает инструментом реализации других прав человека.
Среди мер, которые необходимо принимать для обеспечения доступности правосудия:
1) имплементация тех стандартов, которые уже наработаны,
2) надлежащая подготовка судей,
3) ликвидация недостатков в статистической информации (например, практически для всех государств общей проблемой является отсутствие гендерных статистических показателей в сфере осуществления правосудия – какой процент женщин / мужчин обращается в суд, какой процент женщин / мужчин подает апелляции / кассации, какой процент женщин / мужчин среди судей / представителей сторон / государственного обвинения и т.д.),
4) сбор хороших практик (good practices), их сравнение, распространение,
5) изменение ментальности, борьба с негативными стереотипами.
Источники, из которых в том числе можно взять разнообразные индикаторы доступности правосудия для женщин:
1) Rule of law/governance baskets of indicators :
United Nations Rule of Law Index (UNDPKO/OHCHR)
The World Justice Project Rule of Law Index
2) Statistical Sourcebooks/Data Collections
UN Gender Statistics (Minimum set of gender indicators)
European Sourcebook of Crime and Criminal Justice
3) Progress indicators/Implementation monitoring mechanisms
Progress indicators for measuring the implementation of the Belem do Para Convention
4) Socio-cultural, institutional assessments
Social Institutions and Gender Index (SIGI)
The European Commission for the Efficiency of Justice (CEPEJ)
Evaluation of Justice Systems (Council of Europe)
Women Business and the Law (The World Bank)
Living Standards Measurements Surveys (The World Bank)
Кроме того, очень интересный сайт Европейской сети институций по вопросам равенства (Equinet) – я уже делилась ссылкой: брошюра «Дискриминация в ЕС в 2015 году» — это именно от них. У них там еще много разного полезного http://www.equineteurope.org/.

2. По поводу стереотипов. В сфере правового регулирования речь идет о ситуациях, когда применение стереотипного представления осуществляется к конкретному члену определенной группы, в отношении которой тот или иной стереотип сформировался. То есть обобщенные предположения о характеристиках, ролях, качествах мужчин или женщин переносятся на конкретного мужчину или конкретную женщину. К примеру, стереотип: у мужчин сильное либидо. Обобщение: все мужчины стремятся к сексуальному контакту. Вывод в отношении конкретного мужчины: мужчина не в состоянии контролировать себя и нести ответственность за свои действия, особенно если его спровоцировали (например, откровенной одеждой или игривым поведением).
Как стереотипы влияют на правосудие? Во-первых, стереотипы могут поставить под угрозу беспристрастность судебных решений. Во-вторых, могут влиять на понимание судьей природы совершенного правонарушения. В-третьих, стереотип может влиять на оценку судьей достоверности показаний свидетеля. Это и другие возможные проявления стереотипов могут затруднять доступ к юридическим механизмам защиты прав.
К слову, о стереотипах. Мы совместно с Харківська обласна фундація «Громадська Альтернатива» буквально месяц назад проводили опрос среди студентов юридических вузов Украины (не только Харькова, но и Киева, Одессы, Полтавы). Это были студенты, высказавшие желание принять участие в мониторинге судебных решений в свете принципа гендерного равенства, то есть аудитория в той или иной степени ознакомленная с проблематикой и, можно сказать, лояльная к ней. В первой части опросника – как вы понимаете дискриминацию, знаете ли примеры гендерных стереотипов и т.п. – студенты в целом демонстрировали понимание проблематики, кто-то видно, что на уровне знаний, кто-то интуиции, но общее понимание правильное. И вот приходит черед, например, для такого вопроса как «В яких професіях, на Вашу думку, керівні посади мають займати чоловіки?». Больше половины ответов –«керівні посади в збройних силах», «в сфері економічних, політичних відносин», «деякі сфери життєдіяльності потребують саме чоловічої праці. Наприклад, вугільна промисловість, металургія і т. д.», «професіі в сфері будівництва, ремонтних робіт, електропостачання, керівники фабрик і заводів з виробництва обладнання, транспорту», «правоохоронна система», «будівельник, директор фабрики, підприємства, шеф-кухар»… И наоборот, для женщин были отведены – «професії в сфері виховання ( дитячі садочки), харчування», «у сфері охорони здоров’я, освіти, соціального захисту», «бібліотекар, фармацевт».
Иначе говоря, даже человеку, понимающему контекст, осознающему, на что в целом направлен опрос, сложно отказаться от неких устоявшихся представлений. Еще сложнее, когда сознание на этом совсем не акцентирует внимание. Еще был вопрос «Чи погоджуєтесь Ви із твердженням: для чоловіка головне — сім’я і діти?» и более трети ответов «Це твердження є більш справедливим для жінок, аніж для чоловіків». На вопрос «Жарти на сексуальну тематику, постійні натяки і загравання є абсолютно нормальним явищем на роботі. Чи погоджуєтеся Ви із цим твердженням?» половина ответила либо «Так, якщо такі жарти не переходять в дії» либо же «Так, це сприяє більш невимушеній атмосфері в колективі». Остальная половина склонилась к варианту «Це неправильно, але суспільством сприймається як нормальне через свою поширеність». И только два ответа «Ні, це можна кваліфікувати як сексуальні домагання».
На конференции, кстати, присутствовала зам министра юстиции Севастьянова, которая спросила одну из докладчиц, является одним из средств решения проблемы равная представленность женщин в юридической профессии, отметив, в частности, что в Украине много женщин среди судей. Ответ заключался в том, что представленность женщин в юридической профессии — важный показатель, но, конечно, не панацея, потому что женщины точно такие же носители тех же стереотипов, что и мужчины. Кроме того, по поводу высокого процента женщин среди судей участники конференции отметили, что тут ситуация разная в Западной Европе, с одной стороны, и Центральной и Восточной, с другой. В первом случае есть очень высокий авторитет судебной профессии, должность судьи — действительно вершина юридической карьеры, у судей высокие зарплаты и т.д. Центральная и Восточная Европа имеет иную ситуацию — авторитет профессии в обществе намного ниже, престижность тоже. Поэтому высокая представленность женщин в этой профессии в Центральной и Восточной Европы реально ни о чем не говорит.

3. Интересный опыт Бельгии, в которой действует закон 2014 года против сексизма в публичной сфере. Под сексизмом понимают любой жест или поведение, которое явно направлено на выражение презрения к человеку по гендерному признаку или же демонстрирует неуважение к человеку на основании того же признака, и которое приводит к серьезному ущербу ее / его достоинству. Установлена ответственность за сексизм в виде лишения свободы на срок от месяца до одного года и штрафа от 50 до 1000 евро, либо эти наказания могут применяться отдельно.
Публичной сферой считаются публичные места, улицы, рабочее место, присутствие нескольких человек, СМИ, социальные сети.
Жест или поведение должны быть направлены на конкретное лицо либо группу лиц, которых можно идентифицировать. Закон не применяется, если речь идет, к примеру, о высказываниях в отношении женщин или мужчин в целом.
Интересно, что закон не применяется в сфере рекламы. На вопрос из зала, почему, докладчик ответила, что закон и так было сложно протащить через парламент…
Важно, что поведение должно быть умышленным – субъект осознает, что его жест / поведение может обидеть, унизить, причинить вред и т.п.. Если будет установлено, что цель была иной – научной, художественной и т.д., то ответственности не будет.
Закон, как призналась докладчица, критикуют и в него будут вноситься изменения. Но главным является его четкий сигнал: общество не может относиться толерантно к сексизму. Осталось сделать закон эффективным.