Сегодня в рамках недель Германии в Украине в Харькове состоялся круглый стол, посвященный вопросу автономии университетов. Очень интересное мероприятие: за чуть более чем два часа благодаря умелому модерированию, осуществляемому Еленой Решетняк, хорошо продуманной программе и очень концентрированной информации, которой делились участники, удалось успеть многое. Отдельное спасибо команде ILF за отличную организацию круглого стола!

Андрей Анатольевич Мелешевич, декан факультета правовых наук Киево-Могилянской академии, рассказал о философии недавно вступившего в силу Закона Украины «О высшем образовании». Поделиться было чем, ведь Андрей Анатольевич — один из соавторов закона. Он, в частности, признался, что одна из причин принятия закона — дно, которого достигла отечественная система образования. Есть конкретные показатели: каждые 2-3 года происходит встреча участников Болонского процесса. Каждая страна предоставляет отчет о состоянии своей системы образования. На последней из таких встреч, в 2012 году, Украина заняла последнее место. Собственно, дальше спускаться уже некуда. Следующая встреча состоится в 2015 году в Ереване. Основные тезисы:
— все положения закона принимались по принципу не большинства, а консенсуса (в рабочую группу входили представители разных вузов, студенты.. , которые, к примеру, настаивали на своем представительстве 50% в ученом совете вуза, но их удалось переубедить. и такой принцип работы применялся в каждом вопросе);
— закон предоставляет вузам автономию — академическую, организационную, финансовую. Но вместе с автономией к университетам переходит и ответственность;
— закон предусматривает децентрализацию — целый ряд полномочий от ректора должен перейти к кафедрам, факультетам, деканатам;
— к процессу принятия решений привлекаются студенты (к примеру, в выборах ректора в общем количестве голосующих студенты должны составить не менее 15 %);
— одна из важных целей закона — борьба с коррупцией и плагиатом;
— вводится идея конкурентности (в том числе между учеными советами);
— изменения в системе государственного заказа;
— сочетание науки и образования; существующее деление на образовательные и научные учреждения представляется искусственным;
— акцент на роли бизнеса в развитии образования;
— поощрение мобильности — и внутригосударственной, и международной; принятие мер по возвращению украинских специалистов, получивших образование за границей, в Украину
.. и многое другое.

Обсуждение озвученных Андреем Анатольевичем тезисов показало, что самый насущный вопрос — вопрос финансовой автономии. И по признанию самого докладчика отношения с Минфином в этой части будут строится весьма и весьма сложно. Тут к обсуждению подключился господин Матиас Брандт, который в частности известен украинцам как руководитель проекта по консультированию и созданию управленческих мощностей для Евро 2012. Он отметил, что в Германии 7-8 лет назад введена автономия университетов, в том числе финансовая. Но вот сейчас все чаще ставится вопрос о том, не следует ли ее забрать. Как финансировать университеты? Является ли университет рабом государства? Или он становится рабом бизнеса? Или того и другого? Где закачивается свобода университета?
Андрей Анатольевич отметил, что, в первую очередь, следует понимать: не все университеты хотят автономии. Автономии можно взять столько, сколько можешь взять.
К слову, господин Мелешевич анонсировал подготовку научно-практического комментария к закону и проведения ряда семинаров, в первую очередь для руководителей вузов, по его практическому применению.

Виль Савбанович Бакиров, ректор Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина, предположил, что по-настоящему закон заработает лет через 5-7. И очень нужно, чтобы заработал, потому что пока миллионы студентов делают вид, что учатся, и тысячи преподавателей делают вид, что учат. Очень толерантное отношение к плагиату, к академическому мошенничеству, к списыванию. И если собрать ректоров украинских вузов и спросить: что бы вы больше хотели получить — автономию или деньги, то большинство ответит деньги. Нам надо менять ментальность, культуру, отношение к академическим ценностям.
Предыдущий закон о высшем образовании также давал довольно много автономии, но ее не хотели использовать.

Слово перешло к представителям бизнеса. Эдуард Рубин, бизнесмен с более чем 27-ти летним стажем, поделился опытом работы в качестве директора Харьковского Компьютерно-технологического Колледжа НТУ ХПИ. Он признался, что пришел из бизнеса в образование и колледж воспринял тоже как форму бизнеса. Идея проста: спонсоры учебного заведения получают выпускников, получают хорошие кадры для своего предприятия. Кроме того, колледж перенял с этого года немецкий опыт дуального образования: студенты и учатся и работают, получая за работу от работодателя оплату. И для самих студентов работа — главная мотивация. Они в эйфории от такой возможности. Они сами разрабатывают веб-сайты, собирают 3D-принтеры.. и т.п. Наши же вузы привыкли, что деньги им должны дать. Новый закон приведет к тому, что они поймут: их можно и нужно заработать. Есть еще одна проблема: ректор в отечественном вузе — и науку продвигает, и ремонтом канализации заведует. Так быть не должно. Кто знает, может, наши вузы придут к введению должности проректора по бизнесу.
С такой позицией согласились не все. Господин Виль Бакиров посчитал такой подход слишком узким. Ведь когда ослабевает зависимость университета от государства, усиливается его зависимость от бизнеса. Возникает понятие предпринимательского университета. Мы одну несвободу заменяем на другую несвободу. Университеты итак воспринимаются общественным сознанием как фабрики по выдаче дипломов.

К дискуссии подключился Сергей Яковлевич Политучий. Он предложил задуматься о критериях, объективных критериях, оценки образования. Бизнес — один из таких критериев. И когда в ходе последующей дискуссии вновь был поднят вопрос о негативной стороне коммерциализации образования, Сергей Яковлевич привел уместный пример: 25 лет назад многим, и по признанию господина Политучего, и ему самому, было сложно, практически невозможно представить, как вместо плановой, хорошо продуманной, экономики может прийти нечто иное. Будет хаос. Но вот сегодня рыночную экономику мы представляем как данность. Кроме того, возвращаясь к критериям оценки, 90% выпускников непригодны к работе. Это и есть качество образования. Когда несколько лет назад возникла идея привлечь к участию в семинарах по налогово-бухгалтерской проблематике в качестве лекторов людей, имеющих научную степень по бухгалтерскому учету (а таких в Украине на тот момент уже было более 3000), то таких практически невозможно найти. Более того, на весь легион — лишь два человека, книги которых читают практикующие бухгалтеры и налоговые эксперты. Так что коммерциализация нестрашна.
Что касается автономии, то тут Сергей Яковлевич провел аналогию с восстанием Спартака. По одной из версий оно захлебнулось, потому что рабы стали возвращаться к своим хозяевам. Ведь по существующим тогда порядкам хозяин обеспечивал рабу двухразовое питание, баню и женщин. Жизнь без хозяина оказалась не такой комфортной. Но у нас нет иного пути.

Владимир Бриллер, исполнительный директор по стратегическому планированию и институциональным исследованиям Пратт института (Нью-Йорк), поделился своим опытом. Он отметил: финансовое здоровье — залог успешного выполнения университетом своей культурной роли, университетской миссии. Бюджет у университетов может быть очень разным. К примеру, Стенфорд — 4,5 млрд долл в год. Бюджет вуза господина Бриллера гораздо скромнее (но и вух намного меньше): 230 млн. При этом государство дает лишь 300 тыс. Остальное вуз зарабатывает сам.
Владимир Бриллер (к слову, в прошлом харьковчанин) подчеркнул, что вуз очень щепетильно относится к тому, как зарабатываются средства, насколько эффективен каждый преподаватель, насколько конкурентноспособна каждая учебная программа. Большое внимание и значительные усилия посвящаются сбору адекватной информации.
Качество образования сложно регулировать извне. Одна из основных мотиваций для студента — работодатели. И, как правило, рейтинги вузов — это репутационные рейтинги, составляемые на основании опросов работодателей. В вузе господина Бриллера работодатели входят в попечительный совет: он избирает ректора, утверждает учебные программы и т.д.
И опять же к вопросу о коммерциализации образования: самый высокий доход получает преподаватель, к которому хочет попасть больше всего студентов. Самые популярные специальности — самые доходные. Есть, конечно, и убыточные. Но общее правило такое.

Говорили также о роли студенческого самоуправления. Тимо Янца рассказал о главных задачах: 1) для студентов должен действовать консультационный центр, который позволит сориентироваться в структуре обучения, выборе специальности; 2) нахождение жилья (если не хватает общежития) и в целом обеспечение качества жизни студентов (а это также элемент конкурентного преимущества для вуза); 3) сопровождение иностранных студентов; 4) решение вопроса о распределении госсредств на содержание студентов.
От студентов Харькова взял слово студент моего вуза — Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого, представитель Лиги студентов Михаил Солдатенко. Основная идея: деканаты не должны так строго контролировать посещаемость. Студент сам должен решать, идти ему сегодня на лекцию или не идти, и что для него интереснее — занятие или какое-то другое мероприятие. Но это уже, наверное, тема для новой дискуссии ))